Сахалинские рыбопромышленники и браконьеры готовятся к активной фазе лососевой путины

01.07.2018

Сахалинские рыбопромышленники и браконьеры готовятся к активной фазе лососевой путины

Июль и август на Сахалине — самые долгожданные месяцы, потому что лососевая путина вступает в активную фазу, на рынках появляется свежая красная рыба. Ее поджидают и рыбопромышленники, и рыбаки-любители, и браконьеры. Словом, начинается ежегодный сахалинский "чемпионат".

 Юго-западный Сахалин уже с 1 июня приступил к освоению ВБР, с 15 июня в Северо-Курильской зоне отмечен активный вылов. С 1 июля промысел откроется на северо-западном Сахалине и в заливе Терпения, а с 11 июля сети начнут выставлять рыбаки в южно-курильских водах. Сахалину наукой рекомендовано подготовиться к приему больших объемов красной рыбы.

По данным областного агентства по рыболовству, общий вылов тихоокеанских лососей составляет на сегодняшний день 833,72 тонны. Традиционно в промысле лососевых принимают участие не менее 350 предприятий Сахалинской области. Мыслями о том, чего ждут рыбопромышленники от предстоящей путины, поделился президент ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области Максим Козлов (рассказавший ранее о ходе заявочной кампании по перераспределению долей квот на вылов ВБР на следующие 15 лет).

На повестке всего два вопроса — зайдет ли большая рыба в наши воды и как не допустить ее хищнического разграбления. Росрыболовство разработало в этом году концепцию стратегии промысла для каждого дальневосточного бассейна, по Сахалину такой документ тоже был подготовлен специалистами СахНИРО и утвержден отраслевыми ведомствами. Речь в нем идет о регулировании промысла, сроках открытия промысла, проходных днях, объёмах водных биологических ресурсов.

— Мы знаем, что часто прогнозы не оправдываются, но все же надеемся, что прогноз этого года сбудется. Сейчас идет морская учетная съемка, которая показывает, что год будет нестандартным, ранее уже заявлялось, что в море учтено огромное количество — 2 млрд 800 млн молоди рыб, большая её часть предположительно должна пойти на Камчатку, но мы очень надеемся, что при таком огромном объеме часть придет и на Сахалин. Сейчас съемка идет на Курилах, ведется учет тихоокеанских лососей. И нам наука ТИНРО-центра говорит, что сахалинской рыбы обнаружено неожиданно много — учтено 240 тысяч тонн первой проходной рыбы сахалинской, амурской и магаданской. Этому способствуют и климатические условия — июнь подходит к концу, а лета мы еще не видели, вода холодная, а значит, рыба точно должна прийти.

Уже сейчас, по словам собеседника, подходы горбуши отмечают во всех районах, в этом году как никогда много было симы, и она идет до сих пор, причем наблюдалась во всех районах, и достаточно крупная. Горбуша появилась как никогда рано, но как раз небольшого размера, и опытные рыбаки говорят, что небольшая горбуша знак больших объемов, которые должны вот-вот подойти.

— Если рыбы будет действительно много, то рыбакам нужно быть в полной готовности к ее приемке и переработке, не очень успешные путины последних лет сказались на организации работы рыбопромышленного комплекса. Сегодня уже нет такого количества рыбаков, как это было когда-то, лет десять назад.

По поводу рыбоохранных мероприятий. Ассоциацией запущен сайт, где в оперативном режиме, в том числе, с сотового телефона, каждый имеет возможность оповестить о фактах браконьерства. Мы со своей стороны обязуемся реагировать, работая совместно с контролирующими органами. Задача — обобщить информацию, чтобы понять масштабы браконьерства и выстроить определенную систему борьбы с ним. А объемы его, как свидетельствует последний год, достигают уже масштабов промышленного рыболовства.

Больным остается вопрос организации охранных мероприятий на реках. Браконьерство наносит урон не только экологии, заполнению нерестилищ и ресурсу, но и вредит социальным аспектам, создает проблемы нормальной работе рыбохозяйственного комплекса.

Максим Козлов приводит аргументы, почему рыбопромышленникам сложно конкурировать с браконьерами. Проблемы те же, что и пять лет назад.

— Мы направили в адрес прокуратуры предложение об очередной встрече для обсуждения насущных проблем. Нужно отметить, главная проблема — это отсутствие достаточного количества должностных лиц для борьбы с незаконным промыслом. Члены ассоциации пытаются своими силами закрыть основные реки и нерестилища, но по всему Сахалину наладить надлежащий контроль достаточно сложно. Число должностных лиц Сахалино-Курильского территориального управления Росрыболовства, которые борются с браконьерством, не более 60 человек. Рыбопромышленники в период путины, имея собственную вневедомственную охрану, а также привлекая из числа своих сотрудников внештатных инспекторов, способствующих участию в рыбоохранных мероприятиях, достигает 300 человек, на их содержание в совокупности тратится около 100 млн рублей.

Получается, что внештатных инспекторов сегодня в разы больше, чем должностных лиц. Понятно, что внештатники работают только совместно с уполномоченными инспекторами, в этом есть определенная проблема, количество возможных совместных групп всё равно ограничено. На одном из совещаний в прокуратуре предложено было на период путины ввести режим ЧС, но было отмечено, что такая ситуация объявляется обычно при наличии специальных на то оснований, таков закон.

— Да, мы это понимаем, но говорим, что период нерестового хода лосося необходимо объявить временем повышенного внимания к вопросам браконьерства, введения некого периода мобилизации всех сил и уполномоченных лиц на борьбу с браконьерством. Ведь вводится же режим повышенной пожароопасности в период засушливого лета, когда устанавливается специальный режим нахождения в лесу, перекрываются дороги дабы оградить лес от проезда машин и возникновения пожаров. Сегодня факты браконьерства налицо — сима свободно продается на рынках, и, по всей видимости, с горбушей будет то же самое.

В то же время хочу сказать, что мы не враги нашим гражданам и находимся в одной лодке со спортсменами-любителями и теми людьми, кто, конечно, должен иметь доступ к водоемам и водно-биологическим ресурсам. Должны быть определенные правила, которые всем понятны. На сегодняшний день, как мне кажется, под эгидой доступности к водоему, этим эффективно в первую очередь пользуются браконьеры, которые добывают рыбу не для себя, а с целью такой же промышленной добычи и торговли, как и легальные компании. Никакой социальной ответственности эти люди не несут, налоги не платят, рабочие места не создают, лишь набивают карманы, везут на продажу рыбу и икру, непонятного, кстати, качества. Стоит вопрос качества и безопасности продукта. Ведь говорить, что они предъявляют свои цеха Роспотребнадзору или Россельхознадзору не приходится. Официальная промышленность с ними неконкурентоспособна.

Остается лишь добавить, что прокуратура сообщает о сотнях выявленных нарушений в сфере рыболовства. Однако революционных изменений в вопросах рыбоохраны так и не произошло, актуальным остается вопрос троих инспекторов на полсотни речек. Рыба легализуется, в том числе, через предприятия. Не было бы сбыта, не покупались бы "левые" документы, и браконьеров стало бы в разы меньше. Симу в июне не только продавали на рынках, но и на социальных предприятиях небольшими партиями. И сахалинцы ее покупали, понимая, что рыбка-то "левая", но очень уж хочется. Потому что мы живем на Сахалине! А вот разбираться, кто есть кто, как раз не хочется. По-прежнему происходит подмена понятий.

— Мы ратуем за то, чтобы люди на водоемах могли, не прячась, в местах, которые для этого установлены, на участках любительского и спортивного рыболовства (а их нужно создавать больше), добыть себе рыбу. Это правильно и так должно быть, но речь идет о спортсменах-любителях. И, заметьте, настоящие рыбаки-любители начинают уже отделять себя от тех, кто требуют: я должен прийти и свободно взять там, где хочу и сколько хочу.

Сегодня доступную рыбу требуют с промышленника, который несет бремя ответственности и социальную нагрузку, платит налоги, а браконьер, который ничего никому не платит, не делает на рынке рыбу доступной, ведь цена ее реализации де факто должна быть ниже, однако этого не происходит. А почему? Ведь у них нет таких затрат, которые несет официальный рыбопромышленник. Выходит, мы сами вырастили целый пласт браконьеров, нацеленных на потребительское отношение к ресурсу, — подводит итог Максим Козлов, обещает держать в курсе событий прохождения путины и еще раз напоминает сахалинцам о возможности сообщать о факте браконьерства на сайте ассоциации.

Напомним, рекомендованный вылов тихоокеанских лососей в текущем году установлен на уровне 490 тыс. тонн, в том числе 339 тыс. тонн горбуши, 102 тыс. тонн кеты, 41,2 тыс. тонн нерки, 7,7 тыс. тонн кижуча, 544,5 тонны чавычи и 32 тонны симы.